Последние новости

Интересное интервью с интересным художником:"Педагогам показалось, что я развращала студентов, а все фигуры у меня были обнаженные"

22:28, 24.01.22
views 568
Артсалон

 

Спорное, непонятное и такое загадочное современное искусство. Одни его отвергают, другие посвящают ему всю свою жизнь. 

Чтобы раз и навсегда разобраться в этой непростой теме, Media.Az побеседовала с человеком, стоящим у истоков зарождения концептуального искусства в Азербайджане, художником и куратором Сабиной Шихлинской.

Наше знакомство с работами С.Шихлинской началось с монументального панно «Нефтяной эпос», повествующего о нелегком процессе добывания черного золота.

- Я хотела увековечить этот титанический труд. Именно поэтому нефтяники в исторической части панно как бы возвышаются над зрителем, человеку приходится поднимать глаза вверх, чтобы увидеть лица героев. Цвета тоже выбраны неслучайно, буро-красный цвет, символизирующий застывшую кровь, доминирует в части панно о современной добыче нефти. Но суть заключается в том, что там, где есть нефть, есть война. Далее мы видим нефтяников, представленных в стиле поп-арт, то есть мы наблюдаем современный этап, он достаточно позитивный, знаменующий переход добытчиков нефти с суши на море. Заключительная точка эпоса - это изображение нефтяной платформы в ярко алом цвете, символизирующем победу технологий и науки. У меня исключительно позитивные мысли о будущем и об использовании альтернативной энергетики, но думаю, что нефть еще очень долго будет играть ведущую роль в качестве главного ресурса.

- Расскажите, как вы пришли к концептуальному искусству?

- Основное художественное образование я получила в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В.Мухиной, на факультете монументального искусства. Так как в этом жанре работа художника постоянно находится в поле зрения публики, то она была обречена стать наиболее идеологической и политизированной. По соображениям принципиального характера я не хотела получать там диплом, ведь для этого надо было изобразить, например, Ленина или еще кого-то из лидеров Компартии. Поэтому прямо перед окончанием училища сказала: «Спасибо, ребята, я поучилась, но диплом не хочу». По этой причине я продолжила обучение в Баку, в Азербайджанском государственном университете культуры и искусств.

- А в Баку вас не заставляли рисовать Ленина?

- Здесь произошла история похуже. Темой своей дипломной работы я выбрала праздник Новруз, показала эскизы, вроде все хорошо. Когда я принесла работу, опять выяснилось, что все сделано не по правилам. В 1988 году тема Новруз байрама была нежелательной, да и педагогам показалось, что я развращала студентов: все фигуры у меня были обнаженные, а манера письма чересчур экспрессивна и по композиции, и по колориту. 

- В СССР запрещалась нагота в искусстве?

- Если ты изображаешь спортсменов, тогда претензий не было, но если это люди, сидящие за накрытым столом с огромной красной рыбой, тогда возникали проблемы. Одним словом, я, как всегда, все сделала не по канонам, однако большинству работа понравилась. Они сказали, что работа гениальна, но захотели ее закрыть и спрятать, чтобы другим неповадно было. Я пыталась сопротивляться, но ничего не вышло. В конце концов, диплом мне все-таки выдали.

Самое интересное произошло потом. Спустя 20 лет я случайно увидела эту работу при формировании коллекции Музея современного искусства. Так как работа обладала для меня особой значимостью, я попросила руководство музея вернуть мою дипломную работу взамен на другую того же периода. Короче говоря, теперь она лежит у меня дома.

Продолжая знакомство с творчеством Сабины Шихлинской, мы поднялись в верхнюю часть здания. Открылись двери лифта и перед нами предстали ночной Стамбул, темный и таинственный Босфор, окруженный золотистыми огнями оживленного города. На соседней стене расположились Нью-Йорк, Лондон, пройдя дальше мы отыскали Рим и священный город Иерусалим.

- Когда мне предложили украсить пустующие стены ресторана, у меня сразу возникла идея. Ночью отсюда открывается потрясающий вид на Баку, поэтому я решила изобразить виды красивейших столиц мира из космоса. Я использовала настоящие фотографии со спутника, и все получилось настолько реалистично, что люди подходили и говорили мне, что узнают улицы, удивлялись тому, как точно я воссоздала вид городов.

Коллекция названа строчкой из стихотворения Анны Ахматовой «Ночью город - опрокинутое небо». Особенность этих композиций состоит в том, что вблизи они производят впечатление абстрактной живописи, и только лишь отойдя на расстояние можно насладиться видом из космоса. Однажды я увидела, как один из посетителей, видимо, под большим впечатлением, пытался соскоблить краску с «Нью-Йорка».

- Думаю, это было вызвано чисто детским интересом. Есть такое выражение «искусство не для всех», вы согласны с этим?

- Нет конечно, я вообще против каких-либо форм дискриминации. Я считаю, что в каждом человеке вне зависимости от его происхождения, образования и таланта, есть творческий потенциал, самое главное его развивать. Радость творчества доступна каждому. Но большую роль играет то, чем наполняет человек свой разум. Люди должны понимать, что музыка - это не обязательно кривляние певца на сцене, бывает музыка без слов, и ее тоже нужно слушать. То же самое и во всех остальных видах искусства.

Мы перешли в зону для деловых встреч.

- Для этого пространства передо мной была поставлена задача создать что-то неброское и вместе с тем интересное. Я решила изобразить на пустующих стенах то, что за ними, а именно панораму города. Если отойти немного подальше, то можно заметить единую непрерывную линию Каспийского моря. Тем самым стены словно становятся прозрачными и можно увидеть полноценный вид на город.

- Будучи художницей, вы словно социолог исследуете то, что вас окружает и волнует. Расскажите о своем первом концептуальном проекте «Ландарт».

- Это был один из проектов группы Лабиринт, просуществовавшей 10 лет. Но сейчас, с высоты своего опыта могу сказать, что мы не совсем осознавали то, что делали. Потому что называли Ландартом то, что таковым не являлось…

- Что такое Ландарт?

 

- Это одно из направлений современного концептуального искусства. По названию можно догадаться, что оно связано с природой. То есть художник, например, сажает цветок и наблюдает за его ростом, цветением и увяданием, документируя это фотографиями, далее, возможно, выставляет всю фотосессию. Вот это был бы Ландарт и его фиксация. То, чем занимались мы, я бы сегодня назвала Site Specific.

Я уговорила своих друзей из группы Лабиринт выйти за пределы мастерских. Оставить то, что было нам хорошо знакомо, и побыть тет-а-тет с природой. Мы ожидали увидеть песок, море, природу, но встретились с катастрофой. Это были поздние 90-е годы, время не только политического и идеологического разлома, но и экологической разрухи. Азербайджан еще не оправился от ужаса, случившегося в начале 90-ых годов, от войны,  оккупации, трагедии беженцев, изгнанных из своих домов. Каспий, как живой организм, отреагировал на всю эту боль и поднялся на три метра - погиб бульвар, погибли деревья, Абшерон был в страшном виде.

Около месяца мы жили за городом, на побережье, и как художникам нам приходилось размышлять не о красоте окружающей нас природы Абшерона, а о разрухе и кусках железа, выглядывающего из земли. Мы создавали инсталляции из того, что там находили. И вот совсем недавно я пришла к выводу, что художнику некомфортно, когда все идеально, когда вся работа сделана за него Всевышним. Не изменит же художник течение рек, высоту гор, в любом случае это будет пародия на оригинал. Однако прикоснувшись к хаосу, художник может его упорядочить и тем самым увековечить как произведение искусства.

- Многим кажется несправедливым то, что обычный банан («Комедиант» Каттелана), приклеенный к стене, может стоить 120 000 долларов. Что такого особенного должен сделать художник, чтобы его работы, во-первых, выставили в галерее, а во-вторых, заплатили такие деньги?

- Изначально концептуальное искусство возникло как критический противовес коммерциализации творчества. Появилось такое искусство, которое как бы нельзя купить! Оно как идея в чистом виде, как воздух, оно может быть плохо нарисовано, оно ирония, оно критика, оно - ничего. Это было тотальным протестом против всего происходящего. Но современное искусство перешло в свою новую фазу и сейчас уже успешно продается, однако суть не изменилась. Грубо говоря, продается не банан, а идея в виде провокации.

- Можно ли научиться создавать подобное?

- На сегодняшний день в Азербайджане не преподают концептуальное искусство на институциональном уровне, но с февраля 2022 года мы планируем открытие первой в Азербайджане школы современного искусства в пространстве Центра современного искусства Yarat. Критерием к поступлению будет портфолио. Говоря о специальностях, на которые там можно будет выучиться, это мульти-дисциплинарный художник, арт-критик, куратор, арт-менеджер. Это будет шансом для тех, кто хочет расширить свои знания, переквалифицироваться и реализоваться в новом направлении.

 - Есть ли какая-то книга, которую должен прочитать человек, желающий разбираться в искусстве?

- «Искусство визуального восприятия» Рудольфа Арнхейма. Что насчет современного искусства, то существует большое количество интернет-порталов с множеством публикаций, посвященных различным аспектам концептуального искусства.

- Существует мнение, что ценность картины резко возрастает, если с произведением связана шокирующая история, так, например, тот же банан был съеден на выставке в Майами, после чего стоимость «шедевра» прилично возросла.

- Не стоит путать понятие популярность и ценность. То, о чем вы говорите – это один из компонентов популярности, но она сходит на нет под давлением времени. И только спустя года и десятилетия можно с точностью определить, что есть шедевр, а что - пустышка.

- А у вас есть любимые художники?

- Мне интересны все художники современного искусства, которые считаются корифеями на сегодняшний день, но выделить одного и обожать я не стала бы. Мне кажется, что для того, чтобы выжить и сохранить свою уникальность, художник не должен любить и равняться на какого-то идола. Но у меня немного другая ситуация. Я раскрыла себя не только как художника, но и как куратора. Я могу забыть о себе и полюбить работы других, могу превозносить их творчество, мне интересны все талантливые, знаменитые и незнаменитые.

- Что должен знать человек, чтобы лучше понимать смысл произведения?

- Визуальное искусство самое сложное в плане восприятия. Так, например, в литературе есть канва содержания, в танце есть динамика, в музыке есть мелодия, а в картинах есть только визуальные знаки. Увидеть в них смысл тяжело.

Я процитирую Пабло Пикассо, когда у него спросили про то, что он создает в своих произведениях, он ответил: «Все пытаются понять живопись. Почему они не пытаются понять пение птиц?». Попробуйте услышать и насладиться искусством. К нему нужно подходить умом и с душой.

Источник: Media.az

Читайте также: