Последние новости

Почему ликвидировали фабрику народных музыкальных инструментов?! Интервью Media.Az c Айдыном Азимовым

20:10, 19.09.19
views 73
Культура
Музыка - самое поэтическое, самое могущественное, самое живое из всех искусств, говорил Гектор Берлиоз. Но, увы, в Азербайджане музыкальная сфера продолжает переживать упадок. А ведь были времена Узеира Гаджибейли, Кара Караева, Фикрета Амирова… Азербайджан воистину может гордиться своим музыкальным наследием! 

О музыке, основных проблемах этой сферы в интервью Media.Az рассказал известный азербайджанский композитор, заслуженный деятель искусств, заведующий кафедрой факультета композиции Музыкальной академии имени Узеира Гаджибейли Айдын Азимов.

- Какие изменения претерпела азербайджанская музыкальная сфера за последние годы?

- Изменения были самыми разными. Конечно, развитие музыкальной сферы – это довольно сложный процесс в любой стране. Музыка проходит сквозь времена, события, историю… Поэтому ответить однозначно очень сложно. Любые катаклизмы в обществе оказывают не совсем положительное влияние на развитие музыкальной сферы. Стабильность – главный залог успешного и здорового развития музыки. Но, несмотря на это, даже в тяжелые времена порой музыка привносит лучик света. Музыка – это божественное явление. 

Накануне мы отметили день рождения основоположников современного профессионального музыкального искусства Азербайджана Узеира Гаджибейли и Муслима Магомаева. Я хочу заметить, что в «постгаджибековский» период как раз была создана композиторская школа. Народ сам сочинял песни. Таких людей Узеир Гаджибейли именовал мелодистами. Чуть позже на авансцену вышли Кара Караев, Фикрет Амиров, Ариф Меликов и многие другие. К сожалению, после такого роста всегда происходит спад. Это закономерность. И, как правило, уже после этого мы снова становимся свидетелями нового восхода. 

- Кажется, мы все еще переживаем этот спад?

- Да. Но как говорит один из моих друзей, в хорошем смысле этого слова. Ведь, несмотря на это, музыкальной культуре уделяется внимание, организовываются фестивали... Хотя они и не оказывают должного влияния на реальный процесс развития музыкальной сферы. Чаще всего на подобные мероприятия приглашают известные музыкальные коллективы, а наша молодежь в большинстве своем остается в стороне. 

- Вы правы, произведения молодых композиторов практически не звучат…

-  Именно, и это проблема. В свое время, когда Кара Караев, Фикрет Амиров и другие, сейчас уже именитые композиторы были молодыми, им уделяли повышенное внимание, их пропагандировали, их композиции звучали на радио, на концертах, им давали заказы. Сейчас мы переживаем период накопления. Я думаю, что мы его переживем. Cегодня меняется все, ощущается достаточно большое влияние так называемого периода глобализации. У меня лично к этому процессу собственное отношение. 

- Какое?

- Я против всякой искусственной глобализации, в том числе в музыкальной сфере. Я против такого рода музыкальных конкурсов, как «Евровидение». Мы фактически объединяем мировое искусство. Зачем это нужно? Пусть представитель каждой страны поет по своему, нельзя все это смешивать. Мировая музыкальная культура становится от этого процесса беднее. В таких условиях приходится беречь свои музыкальные традиции, многие, увы, уже исчезли. Например, до сих пор не написана макамная опера. Музыкальная культура живет, когда идет процесс обновления музыкальных технологий.

- Но ведь азербайджанский народ очень музыкальный…

- Да, он обладает двумя крупными музыкальными институтами - это мугам и ашугское искусство. Это два богатства, которые часто переживают процесс эрозии. Порой мугам разбавляют джазом, но такой подход недопустим. Это приведет к тому, что люди совершенно перестанут понимать, что такое мугам и джаз. Это абсолютно разные музыкальные цивилизации. Нужно создавать музыкальные технологии, чтобы наша музыка дышала.    

- Как в Азербайджане развивается рынок музыкальных инструментов? Создаются ли новые?

- С развитием музыки развиваются и музыкальные инструменты. Во время кризиса же многие просто уходят. Сегодня наблюдается печальная тенденция, когда музыкальные инструменты пытаются переформатировать. Например, сейчас на таре играют, как на мандолине. Тар потерял свое лицо, я откровенно об этом говорю. Виртуозов много, но они играют на таре, как на мандолине. 

- В Азербайджане есть фабрика музыкальных инструментов?

- Сейчас  нет, хотя раньше была. У нас уже нет мастеров, способных ремонтировать музыкальные инструменты. Это очень большая проблема. Я не понимаю, почему ликвидировали фабрику народных музыкальных инструментов?! Мы фактически снизили количество музыкальных инструментов, соответственно, желающих на них играть. Как правило, на фабриках существуют специальные лаборатории, которые могут создавать новые музыкальные инструменты. У нас сегодня, увы, таких возможностей нет. Мы совершенно не пользуемся тем, что у нас есть. 

Когда я был молод, Министерство культуры направило меня в Нахчыван. Там я познакомился с тулумистами, которые играют на волынках. После этого у меня зародилась идея поехать в Шотландию, чтобы понять: как они из простой волынки создали инструмент, на котором можно играть в современной стиле? Я хотел, чтобы на подобном инструменте можно было бы играть в военном оркестре, это придало бы колорита. Но, увы, мое письмо с обращением к руководству так и пылится где-то.  

- Как, по-вашему, можно помочь молодым композиторам?

- Вы знаете, тут говорить можно много. Например, если какой-либо хорошо обеспеченный человек помог бы молодому композитору организовать концерт, то его можно было бы частично или вовсе освободить от налогов. Почему бы не принять подобную законодательную меру? Если бизнесмен вкладывает деньги в развитие национальной оперы, театра… Почему бы его не освободить от налогов?! Это же доброе дело!

У нас ежегодно проходит Габалинский музыкальный фестиваль. Было бы здорово, если бы государство заказывало молодым музыкантам произведения для выступления на этом музыкальном мероприятии. Тогда бы этот фестиваль сыграл еще более важную роль в развитии азербайджанской музыки. Великолепно, что туда съезжаются известные иностранные музыканты, но это только полдела. Нужно помогать и молодым азербайджанским композиторам. 

- Сегодня молодежь не стремится идти в музыкальную сферу?

- Я как заведующий кафедрой факультета композиции Музыкальной академии имени Узеира Гаджибейли могу сказать, что учатся в основном девочки. Ведь заработки композиторов сегодня оставляют желать лучшего, поэтому  мужчин на факультете почти нет. Я надеюсь, что со временем эта проблема начнет решаться. Без госзаказа работа композиторов сходит на нет. Почему Йозеф Гайдн написал 104 симфонии? Потому что был соответствующий заказ. Он писал, чтобы зарабатывать, содержать себя и свою семью. У нас же это вообще не практикуется! Кроме того, именно благодаря постоянной работе композитор развивается и впоследствии становится выдающимся. 

- Но ведь сегодня постоянно организовываются различные музыкальные конкурсы, они не являются толчком к развитию?

- Для молодых музыкантов необходимо организовывать хорошие конкурсы. Да, какие-то проводят, но их формат оставляет желать лучшего. В идеале необходимо разработать программу, где были бы изложены требования о том, какие композиции необходимо исполнять. Вместо этого же на наших конкурсах можно петь все, что угодно. Так не бывает, такой подход недопустим, это просто несерьезно. В противном случае, конкурс превращается в  обычный фестиваль.

Читайте также: