Последние новости

Он был первым обладателем в Баку "Мерседеса ", но променял богатство на пытки…

18:18, 21.03.19
views 120
Новости

 

 В Музее живописи Азербайджана XX-XXI веков состоялось открытие выставки художника- нонконформиста Ашрафа Мурада “Sevgi və etiraz” (Любовь и протест), организованная при содействии Цента современного искусства YARAT, сообщает Trend Life.

Нонконформизм (от лат. non «не» + поздне, лат. conformis «подобный; сообразный») — стремление индивида придерживаться и отстаивать установки, мнения, результаты восприятия, поведение и так далее, прямо противоречащие тем, которые господствуют в данном обществе или группе. Часто считается синонимом понятия «негативизм» и антонимом понятия «конформизм». В некоторых случаях нонконформизмом называют просто готовность индивида отстаивать свою личную позицию в тех случаях, когда она противоречит позиции большинства.

Мероприятие посетил министр культуры Азербайджана Абульфас Гараев. На открытии куратор выставки Фарах Алекперли рассказала о жизни и творчестве Ашрафа Мурада (26 октября , 1925- 11 марта, 1979), который является одним из самых выдающихся азербайджанских художников ХХ века, внес неоценимый вклад в развитие искусства и стал настоящим источником вдохновения для последующих поколений художников. В экспозиции представлено более пятидесяти работ художника из частных коллекций и государственных собраний музеев. Вместе с образцами живописи выставлены также рисунки, графика, фотографии и архивные материалы.

Вообще, судьба Ашрафа Мурадоглу была очень необычная. Он был первым обладателем в Баку "Мерседеса ", любил быструю езду, обожал джаз и даже стригся под стиль этой музыки. В конце 1950-х известные художники того времени – золотая молодежь – набивались в этот автомобиль и разъезжали по старым бакинским улочкам. Молодые люди, празднующие торжество юности на этих старинных улицах, являли собой символ счастья и беззаботности. Под завистливыми взглядами окружающих они ощущали себя всадниками, оседлавшими звездного коня. Ашраф выделялся красотой, талантом, знатным родом. Стоило ему появиться на улице, все заглядывались на его высокую стройную фигуру. И такова была сила его обаяния, столько было в нем внутреннего света, что за ним постоянно тянулся шлейф восхищенных взглядов. Девушки все были просто влюблены в Ашрафа. Он же любил только одну – Севиль.

Кстати, среди работ интерес вызвало письмо возлюбленной – Севиль. «Я не умею красноречиво говорить, не умею писать, но как много хотел бы я сказать Вам, как много хотел передать вам, но язык – мой враг. Сердце мое бьется, а уста молчат, не находя нужных слов, которые могли бы выразить хотя бы частицу моих чувств. Ах, Севиль! Поймите меня, простите меня, выслушайте меня. Мне еще не известны все тонкости русского языка. Но все сокровенные мечты дерзновенной юности, все благородные порывы молодого сердца, все страдания влюбленной души, которые так близки и знакомы каждому, – все это знакомо и мне. Но знакомо ли оно вам, Севиль?». Это – отрывок из письма, которое в свое время случайно обнаружила искусствовед и писатель Сара Назирова.

Интересно, что Ашраф Мурад всю жизнь прожил бездомным. Его домом и местом работы стала небольшая мастерская на бакинском Проспекте строителей. Получал больше всех заказов, в том числе государственных с историческими сюжетами, и мог бы стать очень богатым человеком. Но он избрал другой путь и автоматически был признан опальным. Творчество Ашрафа Мурадоглу противоречило советской идеологии. Художника преследовали, сажали, но даже после долгих с ним бесед избиений и пыток, он не отошел со своего пути, а наоборот поднимался все выше по творческой лестнице. Очень долго его не хотели понимать. Удивительным был он художником, смотрел на мир другими глазами. А его первая персональная выставка открылась только после его смерти - в 1984 году, в родном Баку. Тогда все с удивлением разглядывали громадных размеров полотна этого уникального мастера кисти – в то время это было настоящей фантастикой…

Творчество Ашраф Мурада и совершенство его колорита может сравнится лишь с колоритом наших старинных ковров и тирме. Именно на основе фольклора и сформировался национальный характер творчества Ашрафа. Это отчетливо можно увидеть в картинах «Отец и сын», «Музыканты». А для воссоздания образа исторических личностей – Рузвельта, Черчилля и Сталина в картине «Тегеранская конференция» художник использует стиль монументальной живописи. Персонажи освещены сильным светом, словно актеры на сцене.

А некоторые другие образы – как крик из мрака, трагическое предчувствие в полотнах, которое создается пластикой густых красок. В его душе, как и в его образах, идет вечная борьба света и тьмы, добра и зла. Поэтому его персонажи асоциальны и сосредоточены в себе, есть что-то метафизическое в их взглядах, которые художник сумел мимолетом поймать и запечатлеть на мгновение. Это ощущение усиливается пластическим языком его картин, точными композиционными решениями, искаженными фигурами персонажей и темной палитрой. Мощь, сильная личность и тирания – вот лейтмотивы формирования характеров, которые изображает мастер кисти. Ашраф Мурад – из тех художников, чье творчество становится как-бы продолжением их печальной судьбы, а воображение является продуктом смятенного и нагруженного сознания. Такое сознание тянет нас за собой в зазеркалье, в магический мир с его искаженными объектами и необычной цветовой гаммой, которая восстает против общепринятого цветоощущения...

Выставка представлена до 16 июня.

Читайте также: