Разработка веб сайтов Разработка мОБИЛЬНЫХ ПРИЛОЖЕНИЙ

« Ашиг Кериб»-завещание большого мастера Сергея Параджанова.

1330

К 100-летию со дня рождения С. Параджанова 12 января в час ночи по Первому каналу
РФ был показ фильма « Ашиг Кериб» 

Ширин Манафов
12 января на Первом канале РФ состоялся показ фильма « Ашиг Кериб» грузинского
режиссера Сергея Параджанова, одного из самых известных на западе советских
кинодеятелей.Фильм демонстрировался на азербайджанском языке.
Великий режиссер снимал свой лучший фильм « Ашиг Кериб» в Баку и Шеки. На
презентации в Москве   в 1989 году в Центральном доме кино Союза кинематографисов СССР он назовет

этот фильм своим завещанием.

Малоизвестна причина создания фильма именно в 1988 году, когда в Ереване и Ханкенди
( тогда Степанакерт) уже вовсю полыхают митинговые страсти.
Причиной создания «Ашига» послужила история 1987 года, когда С. Параджанова
приглашают в Ереван на премьеру фильма о геноциде. Реки красной краски, в которой
плавают печальные головы с усами и без. Картину «Мхитар Спарапет» ( киностудия
«Арменфильм») изготовили на экспорт, «победное» шествие по экранам мира остановил
тогда С. Параджанов, назвав фильм национальным позором.

 Официальный Ереван отреагировал быстро – враг. Мастер добавил масла в огонь. На вопрос « Над чем
работаете?», ответил : « Над фильмом о Пиросмани. Английская королева заказала этот
фильм, ее жутко интересует, был ли Пиросмани грузином или все-таки армянином, как
меня здесь, в Ереване пытаются убедить.
Глухая неприязнь к пересмешнику вскоре перешла в открытую ненависть. На митингах в
Ереване в 1988 году с требованиями присоединения Карабаха стали сжигать фотографии
мастера, как только узнали о съемках фильма « Ашиг Кериб» в Шеки и Баку.
Ни одна сказка в мире не удостоилась такой чести- фото режиссера сжигали на том
основании, что армянин снимает азербайджанскую сказку. Да еще снимает во враждебном
городе в разгар митинговых страстей в Армении. Не только поэтому был предан анафеме,
что сказка и актеры азербайджанские и озвучен на «вражеском» языке. Мастер снял
фильм о восприятии истории солнечными городами Тбилиси и Баку.
Создание «Ашиг Кериб» со стороны мастера акт гражданского мужества и настоящего
патриотизма. На презентации мастер настаивал на том, что фильм его завещание и что это
плод совместного труда тбилисского армянина и композитора азербайджанца
Джаваншира Кулиева.
Композитор с удовольствием вспоминает дни совместной работы с мастером: «Наша
встреча состоялась в апреле 1988 года. В Баку Сергей Иосифович приехал растерянный.
Съемочный процесс в разгаре, а музыки нет. До меня он обратился к композиторам Гиви
Канчели и к Тертеряну. Первый признался, что темой не владеет, второй предложил
обработку таджикских мелодий.Без музыки получалось так - еще одна импровизация на
тему «1001 ночи», все очень красиво и слащаво.

Я вам покажу ашиг – Кериба,- сказал композитор и дал посмотреть запись концерта Алима Касымова.

Мастер сказал – Герой найден. Меня интересует сказка, чистая, нежная, по – восточному изобильная

на цвет. Костюмы и музыка восточные вообще, а любовь должна быть вселенской, галактической».
«Сделай так, что бы у меня от удовольствия волосы дыбом встали».

Дай мне музыку космическую, вселенскую, меня интересует космическая энергия и
красота этой сказки. »
Фильм получился гимн бесстрашию ашига- странника. Через две недели музыка была
написана.
С этого момента фильм стал личностью, приобрел самостоятельное звучание. Сергей
Иосифович сам был похож на Ашига Кериба и ему стало откровением, что в Баку он
встретил людей не просто похожих на его героя, но создающих мир, где праздничный
ашиг Кериб естественен и органичен. Какие бы молнии не сотрясали небеса, вселенная
ашиг Кериба процветала. Это поразило мастера, наполнило его веселой силой ашига.
Музыка взорвала идиллическое восприятие картины, требуя всмотреться в, казалось бы,
милую сказочку. Фильм передает радость встречи мастера с жизнерадостной вселенной
ашига Кериба.
До приезда в Баку мастер видел своего героя, теперь он его услышал и понял.
Поэтому он назвал свой последний фильм завещанием, это фильм об альтернативной
истории и мире, где главная фигура влюбленный мечтатель и путник, а не Тамерлан и
прочие «творцы истории».
В Баку у С. Параджанова было так много друзей, что сьемки намеренно велись
неторопливо, без суеты.
Мастер интенсивно изучал Баку, где он сам и его герой ашиг Кериб творит, созидает, где
он типичен. Здесь «работает» близкая мастеру тема сказочника, создающего свое время,
где он и его герои- влюбленные, путники, искатели органичны, как и все другие
участники карнавала.
Мастер и композитор много спорили. С. Параджанов спорщик отменный, он выводит
противника на высокую эмоциональную орбиту и … замирает, вбирая в себя
эмоционально богатый текст.
Дж. Кулиев горячо отстаивал интересы музыки - ашуги не исполняли мугам. Мастер
замер- объясни. Это два разных направления, - отвечает композитор - а без мугама герой
не будет объяснен.
Дж. Кулиев: «Для Алима Гасымова я сочинил ашугский мотив и несколько раз
использовал его в фильме, что понравилось Параджанову.»
В результате диалога режиссера и композитора мугам органично вписался в фильм,
иронизируя над теми, кто воспринял картину как еще одну импровизицию на темы из
«1001 ночи». Огромное напряжение от работы с мастером компенсировалась его
поразительной чуткостью и восприимчивостью.
Позднее мастер скажет композитору – Ты спас меня от позора.
Через две недели композитор предложил свое видение картины и замысел мастера стал
развиваться в музыкальном мире, в котором ашиг Кериб, в странствии познающий силу
своей любви – одна из ведущих тем азербайджанской поэзии.
-Молодец, зараза, - это высшая хвальба мастера и в глазах его был восторг. Мастеру и
азербайджанским актерам работалось друг с другом весело и азартно. Возникло
ощущение общего ответа событиям горячим, кровавым. Карабах уже полыхал вовсю, и
превратился в вотчину армянских полевых командиров. Они управляли событиями и
требовали абсолютного подчинения. Ашиг Кериб же независим от времени и строит себя,
свою семью и свой дом с убежденностью внепартийного лидера. В нем нет страха перед
историей, ему наплевать на митинги, где сжигают его фото. Такие люди во время войны
выполняют особо важную миссию. Неслучайно, в команду мастер набирает грузин, армян,
азербайджанцев, украинцев. «Ашиг Кериб» бросает вызов всем, не желающим услышать
ашига. С. Параджанов настаивал:- Мой герой ашиг Кериб – главный герой истории,
несущая стена конструкции. Иначе диктатура лесных братьев.
Мугам озвучил эту тему и стал главным героем фильма, идеи тандема режиссера –
композитора. Почему режиссер назвал именно этот свой фильм завещанием? Он

объяснял так: -Я, тбилисец с улицы Коте Месхи, из квартала Мтацминда ( Святая гора)
счастлив принять участие в карнавале вместе с моим другом Джаванширом Кулиевым и
исполнителем мугама Алимом Гасымовым.
Дж. Кулиев: «В то время, когда мы работали, карабахский конфликт только
раскручивался, - пролилась первая кровь, и под аккомпанемент войны он снимал, как он
сам говорил, фильм о любви. В Ереване демонстранты сожгли фотографию Параджанова
за то, что он снимает «мусульманский» фильм».
Но почему озвучание на азербайджанском? Почему на презентации назвал композитора
Дж. Кулиева соавтором? – возмущались в Ереване – Не наш человек и не намерен это
скрывать.
Фильм- завещание поэтому и вызвал неприятие в Ереване, что показал силу и мощь
карнавального мировосприятия, органически присущего грузинской и азербайджанской
культуре.
Дж. Кулиев вспоминал : - «Мы в Тбилиси монтируем фильм, из Еревана привезли новую книгу о
геноциде. Мастер бросает книгу в мусорное ведро. Мне такие книги не привозите- сказал
он возмущенно. Упорство, с которым раз за разом ему преподносят книги о геноциде,
мастер воспринял как еще одно подтверждение актуальности «Ашиг Кериба».
Мастер нанес точный удар – его герой занят строительством себя и светит ему не
"навязанная" кем- то звезда, а им созданная.
Джаваншир Кулиев: - Есть два Параджанова. Один – эпатаж, Дали. Ему надо быть таким.
Неделю я провел в Тбилиси, на озвучании фильма. Приезжал Мастрояни и умолял отдать
еще не готовый фильм на Каннский фестиваль, спустя три дня в гости к Параджанову
приехала известная французская писательница Франсуаза Саган….
Есть и второй – маг и чародей, он понимает себя как миссию Мтацминда – святой горы.
Маг, обучающий и обучающийся. Я оставался у него дома, и после работы мы обсуждали
с ним взаимоотношения Бетховена со своим наставником и учителем. Вспомните 1988
год, в Армении митинги, идет подготовка к войне, а в Тбилиси грузинский режиссер и
азербайджанский композитор обсуждают тему нового фильма о Бетховене.
Через полгода мастер приглашает композитора на презентацию фильма в московском
Доме кино. С. Параджанов накидывает на себя ковер и говорит о том, что это карабахский
ковер, он соткан азербайджанкой и он против митингов за присоединение Карабаха
Армении.
Без бакинского периода в богатом культурном наследии известного кинорежиссера нельзя
понять значение фильма о ашиге, воспринятого в Ереване как вызов. Собственно так и
было.
Режиссер назвал композитора соавтором, но есть еще один соавтор – Баку. Обойти это
мощный пласт в культурном слое под названием С. Параджанов невозможно.

Интересна реакция на этот фильм в 1989 году. В Ереване возмущение «предателем»- тбилисским
армянином, в Баку фильм получил восторженный прием. Никто не разу не осудил
композитора и актеров – азербайджанцев за участие в фильме «Ашиг Кериб». Мастер
знал, что не угоден. Сжигали его фото за английскую королеву, за реакцию на фильм о
геноциде, за ашига Кериба.
Мастер предвидел реакцию Еревана на «Ашига», и что бы подзадорить вставил в фильм
сценку: идут по пустыне сто индюков, надутые и важные, а куда бредут – не ведают ни
рядовые индюки, ни их вожаки. Пустыня безбрежна до одурения, в бескрайности ее
ирония. 5 лет спустя те самые индюки открывают в Ереване музей мастеру, и опустив
глаза, говорят гостям – Наш Сергей….

В раскаленной атмосфере 1989 года режиссер посмел сказать: Человек родом из Тбилиси,
армянин с квартала Мтацминда и для меня ашиг Кериб – мой путь и моя история. Голос
мой – голос Алима Касымова. Этот наработанный веками опыт хочу оставить в качестве
завещания.
История создания «Ашига Кериба» демонстрирует направление поисков мастера, начиная
с «Легенды Сурамской крепости».Обойти историю создания «Ашига» значит исказить
образ мастера и благородные цели кинопроекта в целом.
Мастер стал ашигом, влюбленным, человеком пути. Таким остался в памяти тех бакинцев,
кто ему помогал в создании фильма « Ашиг Кериб», получившего международное
признание еще при жизни мастера.

Поделитесь новостью

Если вам понравилась эта новость, не забудьте поделиться ею с друзьями